>

Первая Мировая война - ГУЗ Нерчинская центральная районная больница - UNREGISTERED VERSION

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Первая Мировая война

Медицинская профилактика > Подвиг медиков

Медики периода Первой мировой войны 1914-1918 гг. в документах и архивах забайкальцев


    Вся деятельность по организации помощи фронту проводилась под руководством и при активном участии военного губернатора области и наказного атамана ЗКВ генерал-лейтенанта Андрея Ивановича Кияшко. Он сумел в короткое время провести мобилизацию в области, организовать подготовку медицинского персонала и лазаретов, обуздать спекуляцию. Губернатор в период своего правления активно поддерживал учреждения здравоохранения, народного образования, культуры.  Была расширена сеть медицинских и ветеринарных пунктов. С первых месяцев войны патриотический подъем населения был необычайно высок. Военный губернатор области А.И. Кияшко обратился к населению области с просьбой «помочь мне в деле призрения необеспеченных семей запасных» военнослужащих. Разнообразны были формы благотворительности: продажа лотерейных билетов, организация благотворительных вечеров, спектаклей. «Средства потекли ко мне со всех сторон, и ручьи были от богачей, а реки от бедноты, - писал А.И. Кияшко. – Всего прошло через мои руки более 167 тысяч рублей» (ГАЗК, ф. 138, оп. 1, д.257, л.106). На эти деньги оказывалась помощь конкретным людям, обществам, занимающимся «призрением жертв войны», снабжались сибирские войска необходимыми теплыми вещами и бельем. На эти же деньги был организован Забайкальский подвижной № 4, имени Его Императорского Величества, лазарет Красного Креста. Некоторые жертвователи, внесшие не менее 300 рублей, пожелали присвоить свои имена койкам лазарета, отправленного на Закавказский театр военных действий. Например, в приказе № 1471 от 26 февраля 1915 г. с дополнительным поименным списком значилось: «койка № 34 – города Троицкосавска, койка № 35 – станиц 1-го военного отдела ЗКВ, койка № 37 – Дмитрия Васильевича Полутова, … бурят инородцев Галзотской волости» и т.д. (ГАЗК, ф.1, оп.1 (общ.), д.5285, л. 64). Об образцовой работе лазарета сообщает военному губернатору в письме  от 5 июня 1916 г. главноуполномоченный Российского общества Красного Креста при Кавказской армии Л. Голубев. Во время Эрзурумских боев в лазарете был устроен хирургический пункт профессора С.Ф. Чижа, которому помогали хирурги Н.Н. Лебедев, В.И. Востоков, А.И. Панкрышев. Из 3500 раненых во время боев за Эрзерум 2500  прошло через хирургический пункт Забайкальского лазарета (ГАЗК, ф. 12, оп.1, д.56, л.29-30). В телеграмме на имя доктора Лаврова А.И. Кияшко писал: «Взаимно поздравляю Вас, весь персонал Забайкальского лазарета двухлетней самоотверженной работой на славном посту помощи доблестным защитникам горячо любимой родины…» (ГАЗК, ф.12, оп.1, д.56, л.66). Военный губернатор Забайкальской области в предписании к Попечительному совету Забайкальской имени Великой княжны Марии Николаевны общины  Красного Креста предлагает конкретные кандидатуры сестер милосердия  в состав врачебно-питательного отряда и просит представить список избранных Советом сестер на утверждение (ГАЗК, ф.12, оп.1, д.41, л.38). Особо обращалось внимание на профессиональную подготовку и нравственные качества сестер милосердия.
Газета «Забайкальская новь» от 9 апреля 1919 г. опубликовала некролог на смерть сестры милосердия Читинской городской больницы Валентины Петровны Павлуцкой, которая скончалась от сыпного тифа. Заведующий больницей врач А.Л. Цейтлин приводит полностью послужной список сестры милосердия: «Покойная в 1900 г. в числе первых поступила в образовавшуюся в этом году  в Чите Забайкальскую общину сестер милосердия. В 1903 г., получив звание сестры милосердия, работала в местной общине и вскоре же поступила в Читинскую городскую больницу. В феврале 1904 г. была направлена на театр военных действий в г. Фунхачень и, начиная с тюренченских боев, до самого конца войны находилась на передовых позициях, за что награждена четырьмя нагрудными медалями. После войны все время работает в городской больнице, и в декабре 1914 г. выезжает в качестве сестры милосердия со вторым забайкальским отрядом на Кавказский фронт, там с 8-м передовым отрядом генерала Баратова все время находится на передовых позициях. В апреле 1918 г. возвращается в Читу и снова начинает работу сестры милосердия в Читинской городской больнице, где три месяца тому назад заразилась брюшным и сыпным тифом.
За работу на Кавказском фронте, где она заразилась малярией и которая все время давала себя знать, несмотря на систематическое лечение, покойная имеет серебряные знаки и три георгиевские медали (2-й, 3-й и 4-й степени). Вот вся коротенькая, чисто внешняя биография. Сухая, подвижная, беспокойная, несколько суетливая, она обладала удивительным даром отдаваться всею своею душою и всею своею энергией своему тяжелому, беспокойному и ответственному делу.
Я долго, очень долго и очень близко работал с нею и наблюдал. Я был спокоен, если сестра Павлуцкая приготовляла перевязочный материал и все нужное. Ничего не упущено – все обдумано… обдумано буквально, я бы сказал, со святым беспокойством за порученную  работу. За работой, будет ли это хирургическая, просто ли уход за больным, она была вся, со всей своей энергией и огромной любвеобильной душой. Временами приходилось поражаться, откуда все это? Где помещался в ней, истощенной на вид и вечно болезненной, этот родник энергии и любви к человеку? А эта любовь была огромная, и главное, без какого бы то ни было рассудка. Нужно помочь… и в этом все дело. Кто, когда и где  - безразлично. Ей нездоровится, она сама утомлена. Ничего: «кончу работу и отдохну». «Приезжайте к нам, - писала она мне с фронта, - здесь так много работы… так много, что можно вполне забыть все – и только работать и помогать». И можно быть более чем уверенным, что она действительно забыла все и работала. Ведь она даже забыла самое себя. Где ее личная жизнь? 19 лет труда с небольшими перерывами для  лечения, вечное малокровие, малярия, передовые позиции, больница, больные… и больше ничего. И в конце этого тяжелого труда в больницах, на фронтах – картина разрухи армии со всеми зверскими и неподдающимися описанию сценами истязаний, расстрелов… Со слезами на глазах начинает она эту печальную повесть жесточайшей действительности и через несколько минут рыдания: «Больше, Аарон Леонтьевич, я не могу… в другой раз!». Так и не докончила. Три месяца боролся этот физически и душевно истощенный организм сестры Вали и …успокоился. Теперь сестра Павлуцкая «кончила свою работу и отдохнет». Не нашлось в архивах фотографии сестры Вали, но эти слова сказанные доктором Цейтлиным дороже нам самых прекрасных фотографий. Сам доктор Аарон Леонтьевич Цейтлин «изъявил желание принять на себя место врача  в приполевом лазарете, отправляемом от Забайкальской области на Западный фронт наших военных действий, - писал А.И. Кияшко, обращаясь с Городскому Голове. – Идя навстречу желанию врача А.Л. Цейтлина послужить родине, прошу вас немедленно созвать экстренное заседание Городской Думы для обсуждения вопроса о командировании Цейтлина на театр военных действий и временном замещении его в больнице другим врачом, по указанию Цейтлина. Надеюсь, что Городская Дума станет в этом вопросе на общегосударственную точку зрения, которая требует сосредоточения всех сил страны в борьбе с врагом, временного забвения личных и общественных интересов, ради конечной цели – победы, от которой зависит все будущее дорогой нам родины». Но Дума отклонила эту просьбу заботясь о нуждах города и с лазаретом выехали врачи Николай Васильевич Берлинский и Александр Иванович Христов, священник Сергей Иванович Знаменский, два фельдшера 17 сестер милосердия (в том числе две сверхштатные) и 29 санитаров.
Сохранились прекрасные фотографии сестры милосердия Анны Николаевны Варгановой (Мирошниковой). Она служила сестрой милосердия в 368 полевом подвижном госпитале на германском фронте. Анна Николаевна Варганова родилась 18 ноября 1885 г. в Забайкальской области, окончила Нерчинско-Заводское женское училище, профессиональное образование получила в Читинской частной повивальной школе врачей Ф.А. Лаврова и А.Л. Цейтлина в 1910 г. по специальности «повивальная бабка 2-го разряда». Служила сестрой милосердия в Забайкальской имени Великой княжны Марии Николаевны Общине сестер милосердия Красного Креста.
При обучении сестры милосердия получали теоретические и  практические навыки в военном госпитале, где несли ежедневные дежурства. Навыки ухода за больными они получали во время совместного с врачом приема больных, при уходе за больными на дому. У Анны Николаевны была расчетная книжка, где указывалось, в какое время и за кем из больных она осуществляла уход, отзыв о ее работе и сумма денег, которые платили родственники пациента в кассу Общины за работу сестры. Сами сестры получали очень скромное жалование из кассы Общины. В 1912 г. нотариус Соболев писал: «Великое спасибо Общине, которая имеет таких самоотверженных тружениц сестер на пользу человечества».
Анна Николаевна служила в Общине до 1924 г., с перерывами в период Русско-Германской войны (1914-1918 гг.) и службы в Нерчинском красноармейском лазарете. Сохранились фотографии коллектива 368 полевого подвижного госпиталя, где служила Анна Николаевна, фотография с надписью главного врача госпиталя в удостоверении запасной сестры милосердия Варгановой, приписанной к Псковскому резерву сестер милосердия Красного Креста. В трудовой книжке Анны Николаевны записано, что она работала акушеркой в больнице Черновских копей. С 1926 г. по 1948 г. она бессменно трудилась во 2-м хирургическом отделении Областной больницы им. В.И. Ленина, и с 1948 по 1958 гг. в этой же больнице работала гардеробщицей. Умерла Анна Николаевна в 1970-е годы в Маккавеевском доме престарелых. Сохранилась открытка присланная ей в 1917 г. из Анапы в Лифляндскую губернию, где в то время находился полевой госпиталь и несколько фотографий ее подруг по работе в Общине сестер милосердия с трогательными надписями, которые несут дух того времени.
В составе 4-й Сибирской стрелкой дивизии выехал на фронт фельдшер Георгий Маркович Гибанов. «Судя по боевому пути Сибирской дивизии, Георгию Марковичу пришлось участвовать в двух крупнейших операциях Первой мировой»,- как писал Сергей Забелин в газете «Забайкальский рабочий» (14 августа 2014 г.).  Георгий Маркович Гибанов родился 10 апреля 1874 г. в Иркутске в семье военного. Он рано остался без матери. Отец вновь женился и в 1879 г. появился на свет младший брат Андрей. Георгия определили в Читинскую военно-фельдшерскую школу, которую он окончил в 1894 г. и три года служил в Читинской войсковой больнице для душевнобольных Забайкальского казачьего войска. В 1898 г. служил в Кударинской войсковой больнице. Женился на дочери казака 1-й Чиндантской станицы Лидии Савельевне Савватеевой. Было у них шестеро детей, жили небогато. В 1904 г. Георгий Маркович принимал участие в войне с Японией и был награжден бронзовой медалью. Служил смотрителем Туркинской больницы и курорта, ныне курорт Горячинск. Светлана Михайловна Сазонова, внучка Георгия Марковича Гибанова, фельдшер, выпускница Читинского медицинского училища сохранила письма  деда, написанные жене и детям на открытках.
Чита, улица Ивановская, дом Гибановой. На открытке «Режица. Вид у реки». Белоруссия, весна 1916 г. «Здесь уже давно стоит теплая погода: тает снег и отчаянная всюду грязь. Пожалуй, лучше, чем в Чите, что нет пыли. Уж очень сыро, у меня начинают болеть легкие».
Чита, Забайкальская область дом Л.В. Гибановой по улице Ивановской Володе Гибанову: «С днем ангела, мой сынок Володя! Желаю тебе лучшего в твоей молодой жизни. Работай над собой больше, познавай себя и будешь счастлив во всем. Отчего не пишешь? Как проводишь время? Крепко целую тебя, всех. Твой отец. Г. Варшава. 16.07.1915 г.».  
24 апреля 9 часов вечера 1916 г. Белоруссия. Письмо Г.М. Гибанова дочери Зое: «Сейчас приехали в Полоцк, где придется переночевать, а завтра уже продолжим путь через Великие Луки в Торопец. Путешествую теперь по железной дороге. Очень трудно, много пассажиров, а потому все время еду стоя. Город этот очень старый, что известно тебе из истории. Целую».
26.05.1917 г. Местечко Либбе Эстлянской губернии, Базарная площадь: «Это начало главной улицы в Либбе, направо дом с колоннами, конно-почтовая станция, где и пришлось жить мне несколько дней, прямо магазин купца Сармета. Летом здесь очень хорошо. Рядом имение баронессы Жирар, где я жил сперва. В общем, местность кругом Леббе – болотистая. Ночами все время туманы. Здесь постоянно приходится ходить, т.к. это единственное сухое место».
«По словам внучки, свои царские боевые награды Георгий Маркович в советское время уничтожил, о чем, конечно, сожалел, ведь это была его жизнь, его служение Отечеству. Родным и близким о тех событиях он иногда рассказывал, но многое недоговаривал, побаивался. И на то были причины. Сам он, хоть и избежал репрессий, но не имел права проживания в городской черте, а его брат Андрей Маркович Гибанов, школьный учитель из Могочи, в декабре 1937 г. был арестован и через два месяца, как было сказано родственникам, умер в тюремной больнице. Реабилитирован весной 1958 г.», - писал С. Забелин.
С далеких двадцатых годов до 1952 г. Георгий Маркович работал в далеком Красночикойском районе, жил в селах Этытей, Байхор, райцентре, был заведующим больницей. В 1952 г. семья Гибановых перебралась поближе к городу в Улетовский район, а в 1958 г. Георгий Маркович вышел в отставку, и семья переехала в Читу. В 1973 г. Г.М. Гибанов скончался, немного не дожив до своего девяностолетия. У каждого из шестерых детей Георгия Марковича своя судьба. Старший сын воевал с японцами на Халхин-Голе, участвовал в Великой Отечественной войне, дослужился до полковника и закончил свой жизненный путь в Улан-Удэ, как и отец, на девяностом году жизни. Младший сын, тоже участник войны, директор школы, трагически погиб в Тулуне. Одна из дочерей умерла в раннем возрасте, другая стала фармацевтом, третья – учительницей, младшая стала медиком.
Забайкальское казачье войско успешно действовало на фронтах Первой мировой войны, об этом свидетельствуют факты награждения полков знаками отличия за проявленное мужество. Среди забайкальских казаков не было дезертиров, они последними уходили  из окопов. Общая обстановка на фронте и в тылу, массовое оставление позиций пехотными частями, активная большевистская агитация разлагающе действовали на патриотизм казаков, произошло расслоение казачества. Спустя столетие начали выходить статьи, книги, из старых альбомов и сундуков вышли на свет фотографии проливающие свет  на прошлое нашего края и людей, которые честно воевали, трудились и беззаветно любили свою родину.
    В семье Л.В. Храмовой сохранились личные вещи и документы ее деда читинца Костырева Алексея Карповича, участника Первой мировой войны. В 1914 г. он был «призван по мобилизации и назначен смотрителем полевого медицинского госпиталя, в котором отбыл в г. Варшаву и где был развернут госпиталь на 125 коек». Он был интендантом, и от его умелых действий зависело снабжение лазарета всем медицинским оборудованием и медикаментами. Сохранилась фотография Алексея Карповича и его дорожный бювар, с которым он не расставался до последних дней своей жизни.  В семье Храмовых бережно хранятся такие замечательные реликвии.
    В некрологе сестре Павлуцкой А.Л. Цейтлин писал: «Отмечают, что нигде нет такой короткой памяти к своему прошлому, как у нас на Руси…  Кончилось и с плеч долой. Мало кто думает, что день сегодняшний есть непосредственное продолжение вчерашнего, и канун завтрашнего».

Г.И. Погодаева,
заслуженный работник культуры Забайкальского края,
зав. отделом краеведения НМБ ГОУ СПО «Читинский медицинский колледж»,
г. Чита




 
Назад к содержимому | Назад к главному меню